Мысли пессимиста

lodka При чтении статей столетней давности, посвященных проблемам сохранения рыбных запасов страны, браконьерства и политике правительства по вопросам рыболовства и рыбоводства, невольно поражаешься, насколько мало что с тех пор изменилось! В № 6 за 1905 год журнала «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков» один из членов клуба, под псевдонимом Великолучанин, описал неутешительное положение дел в этой области, а также оценил шансы рыболовов-любителей что-либо изменить в лучшую сторону.

Жалобы на оскудение наших рыбных богатств стали обычными. Все, кому только дороги интересы родины, задумываются над печальным будущим русского рыбного хозяйства, бывшего когда-то столь богатым и грозящего, в недалеком будущем, чуть ли не полным банкротством, если не будут теперь же приняты хотя какие-либо меры к ограничению рыбного хищничества.
К сожалению, однако, не будучи ярым оптимистом, трудно надеяться, что в недалеком будущем вопрос о правильной постановке рыбной ловли и сбережении рыбных богатств получит надлежащее разрешение. Общество в данном вопросе, как равно и во всех вопросах государственного значения, почти бессильно, что обусловливается многими причинами, наличность которых отнимает у общественной инициативы почти всякое практическое значение. Правда, обществу, в лице земских и городских самоуправлений и частных кружков, союзов и съездов, не возбраняется делать представления о местных и иногда даже (страшно сказать!) общегосударственных нуждах, но этим роль общества и заканчивается.
Далее общественные ходатайства поступают на бюрократическую дорожку и обыкновенно, следуя мудрому чиновничьему правилу, что «всякое дело должно вылежаться», мирно почивают в канцелярских столах или путешествуют из одной канцелярии в другую, к досаде развозящих бумаги курьеров, но уже никак не к вящему благополучию обывателей.
lodka 1 В февральской книжке Вестника (Вестника Русского союза рыболовов-удильщиков – ред.) за этот год уважаемый И.Т. Плетенев, предлагая нашему Союзу выступить на борьбу с рыбным хищничеством, говорит, что «нужен только добрый почин, а в успехе его не может быть сомнения». Вполне сочувствую такому предложению, но, к моему большому сожалению, никак не могу согласиться с г. Плетеневым, что так легко осуществить его предложение.
Не сомневаюсь, что в обществе найдутся отзывчивые и опытные работники, которые сумеют выработать целесообразный проект необходимых для рыбоохранения правил, как равно найдутся и лица, которые охотно возьмут на себя обязанность наблюдать за исполнением рыболовных правил и, действительно, будут наблюдать за этим не за страх, а за совесть. Но я опасаюсь (и на это есть у меня фактические данные), что какой бы целесообразный проект правил ни выработал наш Союз, проект этот будет принят без надлежащих симпатий в канцелярских сферах.
Последние не только не любят, когда им представляют целые проекты, в которых все-таки приходится разбираться прежде отправки их под сукно, но даже не особенно благоволят выслушивать и отдельные (хотя бы самые почтительные) замечания обывателей, дерзостно считающих себя кое-что знающими по рассматриваемому в канцелярии вопросу и наивно стремящихся внести свою лепту на пользу дела. Всего только год тому назад два таких наивных обывателя (из числа членов Союза) получили отказы на свою почтительную просьбу разрешить им участвовать в комиссии по рыбному хозяйству. А ведь работы этой комиссии не представляли собой ни малейшей государственной тайны...
Нет, не так-то просто завоевать внимание канцелярий, не страдающих излишним уважением к общественному почину.
Справедливость заставляет меня, однако, сказать, что даже и к собственному почину наши канцелярии не относятся особенно ретиво и не всегда спешат с его осуществлением. Так, по крайней мере, случилось с проектом Общего рыболовного устава. В первоначальном виде проект этот составлен в одной из канцелярий, если не ошибаемся, еще в 1884 году и вот уже более двадцати лет никак не может получить аттестата зрелости и превратиться в закон.
Поистине тяжелые роды! Как бы только не родилось урода…
Мероприятия, направленные к сохранению имеющихся рыбных богатств, могут или касаться ловли рыбы, устанавливая способы и время лова, или, не затрагивая непосредственно самой ловли, влиять на последнюю при помощи ограничительных постановлений относительно торговли рыбой, каковы, напр.: установление запретного времени для продажи известных сортов рыбы и запрещение продавать маломерную рыбу.
Бесспорно, что меры первого рода, непосредственно влияющие на лов рыбы, являются более радикальными и убивают зло в самом корне. Раз такие меры осуществлены в надлежащей полноте, то надобность во всяких других мерах отпадает сама собою. Следует, однако, иметь в виду, что ловля рыбы производится на всем протяжении рек, в разных местах, и какие бы ограничения для нее ни устанавливались, упорядочить ловлю все-таки весьма затруднительно вследствие неизбежной недостаточности лиц, надзирающих за ловлей, сравнительно с площадью, на которую должен распространяться надзор, и вследствие малой культурности населения, нередко непонимающего своих истинных интересов. Наоборот, торговля рыбой производится в определенных пунктах, городах или местечках, вообще в таких местах, где нетрудно организовать надзор.
Эти соображения приводят меня к мысли, что легче провести в жизнь меры, касающиеся упорядочения рыбной торговли, чем меры, влияющие непосредственно на самый лов рыбы. В настоящее время на любом базаре можно купить рыбу, когда угодно и какого угодно возраста, лишь бы только ловилась рыба.
lodka 2 Такая свобода торговли рыбой побуждает промышленника-рыболова не считаться ни с временем года, ни с существующими законоположениями, и он ловит и бьет рыбу во время нерестования, загоняет ее ботками (деревянный снаряд, выдолбленный внутри, которым били по воде – ред.) в сети, перегораживающие реку от одного берега до другого, и вообще ухитряется всякими средствами добыть рыбу, чтобы снести ее на базар и заработать лишний пятак. Лишите его возможности продавать свой улов в течение известного времени, и можно смело сказать, что его хищнические набеги на речное население прекратятся или, во всяком случае, сократятся, так как в массе рыболов-промышленник работает не для своего продовольствия, а на продажу.
Само собой понятно, что от издания закона до проведения его в жизнь дистанция огромного размера. Можно издать прекрасный закон и, поручив его осуществление неподходящим для того учреждениям, с треском провалить его, что послужит, как справедливо выразился наш уважаемый редактор (П.Г.Черкасов – ред.) в одной из своих статей, лишь к дискредитированию закона. Если наблюдение за исполнением общего рыболовного устава будет возложено на полицию, земских начальников или вообще на чиновников, у которых и без того много дела, то едва ли устав, каков бы он ни был, сможет оказать существенное влияние на развитие рыбного хозяйства.
Все дело сведется к канцелярской переписке. Другое дело, конечно, если для наблюдения за исполнением устава будет призвано само общество в лице общественных самоуправлений и частных рыболовных союзов и кружков.
В этом последнем случае мало-мальски удачно составленному уставу можно с уверенностью предсказать огромное значение в будущем устроении нашего рыбного хозяйства.
Заканчивая этим свою заметку, позволяю себе высказать надежду, что долгожданный общий рыболовный устав действительно скоро родится на свет.
Пора, давно пора, а не то, ведь, «пока солнце взойдет – роса очи выест».

Илья Сидорчук, кандидат исторических наук. 

f tw yt25 moymir ok vk Google-plus2

Стрелково-тренировочный центр «Территория Z»

Генеральный дистрибьютор в Запорожье, Шторм

Дистрибьютор в Запорожье двигателей Парсун и лодок Шторм

Книга Спиннинговая рыбалка

Ваше фото