Проблемы Каховского водохранилища (день сегодняшний)

Проблемы Каховского водохранилища Многоводные и маловодные годы, закономерно чередующиеся в соответствии с 11-летним циклом активности солнца, слабо влияли на условия нереста рыб, откладывающих икру в русле на течении, и существенно влияли на условия нереста рыб, откладывающих икру на растительность. В маловодные годы воды Днепра на пойму не выходили, поэтому условия размножения для этих видов рыб были неблагоприятными, а численность поколений этих лет немногочисленной.

 

Те несколько лет с момента перекрытия Днепра в 1956 г., пока Каховское водохранилище наполнялось и пойма постепенно заливалась, были аналогом многоводных годов. Тогда была огромная вспышка рождаемости рыб, нерестящихся на растительности щуки, сазана, леща, судака, сома, плотвы. Именно многочисленные поколения этих лет обеспечили увеличение уловов этих видов рыб на первом периоде существования водохранилища до 6000 т.
После заполнения водохранилища и полного зарегулирования стока условия размножения для большинства ценных рыб только ухудшались, о чем уже было сказано выше. Сейчас годовой вылов этих видов рыб всего 600 т., т.е. уменьшился в 10 раз.
Но происходили и другие негативные процессы. Вода залила пойму и не сошла, растительность погибла, плодородная почва под водой начала гнить, биогены вышли в воду. Ведь одно дело, когда луга залиты месяц, а другое – когда там вода постоянно, и это минимум 2-3 метра глубины. Растительность перегнила и стала загрязнять водоем. Это называется вторичное загрязнение. Сюда же можно отнести и размыв берегов водохранилища, при котором в водоем ежегодно попадают сотни тисяч тонн почвы. И если до строительства плотин попадающие в реку минеральные и органические взвеси обестечивали плодородие заливных лугов, которые фильтровали и очищали воду и создавали благоприятные условия для нереста рыбы, то теперь они накапливаютс Александр Дробот я в водоеме, загрязняют его, ухудшают и без того плохие условия размножения рыб. Водохранилища быстро заиливаются, зарастают и заболачиваются.
Еще в 1970-х годах заросли в водохранилище было почти невозможно найти. Если посчастливилось где-то по Днепру найти островок водных растений, значит, обязательно будешь с уловом. Было светлое песчаное дно. Сегодня это сложно представить.
Даже еще в начале 90-х весной едешь на контрольный лов из Кушугума в строну Кучугур, солнышко светит, вода прозрачная, видно песчаное дно, ракушки, коряги, рыбы бегают. Нигде никакой растительности, никакого ила. Сети у промысловиков чистые, рыба ловится.
Что мы видим сейчас в районе Кучугур? Вода совсем не такая прозрачная, дно уже не белое, а рыжее или черное. Черное – это ил. А рыжее оно потому, что там масса прошлогодней растительности, которая не успела разложиться. На корягах виден бактериальный рыжий налет. Если в марте – апреле шторм, то сетеполотно не выдерживает поднимающейся со дна массы органики. Промысловики вытаскивают из воды одни обирки сетей.
Представьте себе, отложила рыба икру, и подул ветер. Что происходит с икрой в открытой части водохранилища? Она вся задыхается в поднявшейся каше органики.
Кроме «естественных» процессов существования водохранилищ, описанных выше, на водоемы оказывает сильнейшее неблагоприятное воздействие хозяйственная деятельность человека: сельское хозяйство, отходы промышленности, канализационные стоки.
Вот самый наглядный пример. В Запорожской области нормы распашки почвы превышены во много раз. К чему это привело? Зима с 1967 на 1968 год была бесснежная. Такая холодная, что лед на Каховском водохранилище местами достигал 70 см и такая ветреная, что ветер уносил верхний слой распаханной почвы. Лед был весь черный от земли. Что произошло потом? Весной все растаяло, и вместе с землей в воду попали минеральные удобрения с полей. Получился массовый мор рыбы. Тогда Каховское водохранилище почти утратило популяцию сазана. От азотных удобрений у него буквально выело глаза. Тысячи тонн этой рыбы вывозили и закапывали. К ликвидации последствий замора были даже привлечены военные части. Это была страшная картина.
В конце 70-х годов от язвенной болезни, спровоцированной сильнейшим промышленным загрязнением, погиб почти весь судак в верхней части Каховского водохранилища. По тем же причинам от болезней погибло множество раков, погибало до 50% отложенной икры, так как большинство нерестилищ находится в непосредственной близости от Запорожья.
О степени влияния на водоемы деятельности человека можно судить по судьбе так называемых Великих озер в США – Мичиган, Гурон, Эри, Онтарио, возраст которых, как и Днепра, составляет всего 7,5 тыс. лет. В результате промышленной революции 30-70-х годов XX века и бурной производственной деятельности человека они «состарились» на 40 тыс. лет. То есть водоемы загрязнялись бы постепенно смытой реками почвой, листьями и т.д. и были бы в таком же состоянии через 40 тыс. лет без вмешательства человека, а люди сделали это всего за 40 лет своей бездумной хозяйственной деятельности.

Строительство плотин и сбросы промышленных, сельхозяйственных и бытовых отходов привело к изменению не только гидрологии, но и химического состава воды Днепра. Преобладавшие в реке ионы калия заменились ионами натрия, т.е. ионный состав стал такой же, как и у морской воды. Создание больших по площади водохранилищ привело к увеличению испарения с их поверхности. Воду храним... и теряем! Так по паре кубических километров ежегодно. Вода испаряется, а соли остаются.

К этому следует добавить сброс в воды Днепра соленых шахтных вод, объем откачки которых из шахт значительно возрос из-за подъема уровня грунтовых вод, вызванного строительством водохранилищ. В итоге содержание солей в воде увеличилось с 0,3 до 0,7-0,8 г на литр. 

Создались благоприятные условия для жизни в водохранилищах мелких морских рыб, которые могут жить при широком диапазоне солености – тюльки, атерины или песчанки, перкарины (как окунь, но без полосок), рыбы-иглы, азово-черноморских бычков разных видов, которые заняли созданные человеком свободные экологические ниши и в настоящее время составляют основу ихтиофауны водохранилищ Днепра.
Более подробно о причинах и последствиях появления в наших водохранилищах этих и других рыб-вселенцев поговорим позднее.
В итоге создалась совершенно новая, ранее не существовавшая противоестественная экосистема. Численность ранее обитавших в Днепре рыб уменьшается, а кормовая база увеличивается, особенно зоо и фитопланктона.
В летние жаркие дни вода превращается в густую зеленую кашу, но вот есть ее некому. В реке не было рыб, которые питаются фитопланктоном. Их нет, потому что фитопланктона в самой реке в период половодья просто не было. Он развивался в заливчиках, старицах, на мелководьях залитой поймы. После прохождения паводка и очищения воды от взвесей в реке фитопланктон развивался в незначительных количествах и служил пищей для моллюсков  фильтраторов, в частности дрейсены, которая в свою очередь служила излюбленным кормом для взрослых особей карповых рыб  леща, сазана, плотвы, густеры. Может возникнуть вопрос  а как же эти рыбы, не имея во рту зубов, едят твердых моллюсков? Для их дробления у карповых рыб имеются мощные глоточные зубы. Более того, в тех водоемах, где моллюска дрейсены нет, лещ и плотва растут намного медленнее и не достигают больших размеров.
Проблемы Каховского водохранилища Сегодня в водохранилищах биомасса фитопланктона растет, вода превращается в зеленую кашу. Беда в том, что в стоячей теплой и насыщенной загрязнениями и биогенными элементами воде водохранилищ в массе развиваются сине-зеленые водоросли, которые в условиях реки практически не встречались. Они необычны тем, что в отличие от остальных водорослей образуют скопления. Те зеленые лохмотья, которые мы видим в воде,  это колонии тысяч клеток, каждую из которых можно увидеть только в микроскоп. Образование колоний не дает возможности зоопланктону (дафниям и циклопам) поедать сине-зеленые водоросли. К тому же сине-зеленые водоросли токсичны, а отходы их жизнедеятельности угнетают развитие других видов водорослей, доступных для питания зоопланктона.
Мало того, что сине-зелеными водорослями никто не питается, так они же потом массово отмирают и гниют. Фактически водохранилища используются в качестве отстойников-накопителей. В процессе жизни водохранилища происходит процесс накопления биогенных элементов, увеличение биомассы фитопланктона и зарослей водных растений. Как результат,  заиление и заболачивание водоема, уменьшение содержания кислорода, который используется на окисление отмерших водорослей. Органики накопилось уже столько, что водоем не справляется. В комплексе все эти факторы приводят к летним заморам, когда в тихую жаркую погоду в предутренние часы на отдельных участках концентрация кислорода резко падает. Рыба поднимается на поверхность воды и хватает ртом воздух. При снижении содержания кислорода в воде с 7-8 до 1 мг/л рыба погибает. Гибель рыбы на Каховском водохранилище от заморов началась с 2000 г. С тех пор зафиксирована гибель более 120 т рыбы и 70 тыс. экз. раков.
Классический замор был в июле 2003 года на 8-ми километровом участке в районе села Большая Знаменка Каменско-Днепровского района. Мы подсчитали, что потери составили 67 т рыбы. Вода прозрачная, дно и все, что на нем, покрыто слоем черной маслянистой пленки, похожей на мазут, не разложившиеся до конца отмершие накануне сине-зеленые водоросли, которые и «съели» ночью весь кислород. Ну и слой погибшей рыбы на дне и берегу.
Проблемы Каховского водохранилища Сколько сейчас ежегодно погибает рыбы и раков, вам не скажет никто. Хотя ныряльщики рассказывают, что в летнюю жару в верхней озеровидной части водохранилища, которая фактически стала отстойником загрязнений, они наблюдают по всему дну мертвых раков и бычков. Кроме них гибнут и другие виды рыб, и даже карась. Кроме того гибнут от замора и другие живущие на дне организмы, служащие кормом рыб,  черви, личинки насекомых (мотыль), моллюски. Гибель моллюсков  фильтраторов, питающиеся фитопланктоном, еще больше увеличивает его численность и способствует усилению заморов. На дне появляются мертвые сероводородные зоны, где нет ничего кроме бактерий, не нуждающихся в кислороде.
Особенно это характерно для глубоководного Запорожского водохранилища. В летние месяцы при высокой температуре воды и слабом перемешивании на глубинах более
25-30 м образуется сероводородный слой, характерный для Черного моря. Само море получило в древности свое название именно потому, что металлические якоря кораблей, поднятые с глубин более 150 м, были черными от воздействия сероводорода, чего не было ни в одном другом море.
Толщина сероводородного слоя постоянно меняется. Ночью, когда фитопланктон кислород не выделяет, сероводородный слой поднимается на несколько метров, а днем опускается. Поэтому в промысловых сетях, стоящих на большой глубине, рыба часто бывает мертвой и молочно белой. Попала в сети днем или вечером, а ночью погибла и побелела от поднявшегося сероводорода.
О скорости процессов заиления и заболачивания можно судить по такому факту: еще в 2001 году на правом берегу Запорожского водохранилища на границе соснового леса и поселка Мельничный, где жила моя теща, был песчаный пляж, а уже в 2011 г. на том же месте полметра грязи и заросли тростника.
Поэтому перспектива у наших водохранилищ одна  постепенное превращение в болото. Вопрос лишь в том, как быстро это произойдет.

Ведущий ихтиолог ГУ Госрыбоохраны в Запорожской области, Александр ДРОБОТ.

f tw yt25 moymir ok vk Google-plus2

Стрелково-тренировочный центр «Территория Z»

Генеральный дистрибьютор в Запорожье, Шторм

Дистрибьютор в Запорожье двигателей Парсун и лодок Шторм

Книга Спиннинговая рыбалка

Ваше фото