Новый взгляд на привычное увлечение (рыбалка)

IMG 6694 В докризисном 2006 году мне удалось получить в банке ипотеку и купить квартиру в г. Запорожье в Космическом районе. Соседом по подъезду оказался такой же заядлый рыбак как и я, но с более богатым жизненным и рыболовным опытом.

Звали этого человека Петр Петрович, но все жители двора от мала до велика обращались к этому жизнерадостному человеку по отчеству. Благодаря нашему общему увлечению, мы довольно быстро нашли общий язык и во время наших встреч обсуждали извечные темы: где и когда рыбачить, на что ловить? Иногда эти дискуссии перерастали в цивилизованный спор между двумя людьми, увлеченными одним делом, но придерживающихся разных мнений. Дело в том, что Петрович любитель рыбной ловли на поплавочную удочку, а мое сердце к тому времени уже полностью принадлежало спиннингу. Зимней рыбалкой я вообще не увлекался, довольствуясь сезоном открытой воды. Но все изменилось в один зимний январский вечер...

Возвращаясь в пятницу вечером после работы, встречаю возле подъезда Петровича в полной зимней экипировке с пешней наперевес. На вопрос: «Как рыбалка», открывая подъездную дверь и направляясь к лифту, он обескуражил меня ответом «Еще не знаю, только подготовился». Дойдя до лифта и увидев мое недоумение спросил, что я делаю завтра. Неотложных дел на субботу у меня не было, я ответил, что выходные, наверное, проведу дома. Заходя в лифт, Петр Петрович предложил рано утром поехать на рыбалку. Я начал отказываться, ссылаясь на то, что у меня нет подходящей одежды, и напомнил по-дружески, что сидеть на ведре над лункой и ждать поклевки мелкой плотвички меня нисколько не прельщает. Но Петр продолжал: «Завтра будет плюсовая температура и одеваться очень тепло не нужно, кроме того, на одном месте сидеть не придется, рыбалка будет в постоянном движении, проверяя и перезаряжая щучьи жерлицы».

image 1 Последние слова прозвучали, как контрольный выстрел. Но я как-то по инерции попытался оказать слабое сопротивление, мотивируя тем, что надо еще наловить живца, на что он парировал об успешном решении этой проблемы уже сегодня. Я еще с большим недоумением уставился на него. В руках у Петровича не было ни ведра, ни какой-либо емкости с водой. Но видимо уловив мой немой вопрос, ответил: «Живец наловлен и находится на водоеме в канне подо льдом». Предугадав мое решение, добавил: «Выдвигаемся завтра в 5.30, будем ехать на Балабинский залив. Если не сможешь, позвони» и вышел из лифта. А я поехал выше, обдумывая предложение. Хотя, если быть честным, думал я не о предложении поехать на рыбалку. Для себя я сразу решил, что еду. Пропустить зимнюю рыбалку на щуку, было непозволительной роскошью. Будоражило мысли само предложение Петра, заядлого поплавочника и вдруг на рыбалку да еще на щуку. Не давала покоя еще одна мысль: случайная ли это была встреча. «Старый лис» хорошо осведомлен, когда я возвращаюсь с работы, также он знает о моей страсти к охоте на хищника, да и сам разговор, который произошел в лифте, короткий, лаконичный, без каких либо уговоров, нес в себе оттенок действия опытного рыбака на рыбалке. Складывалось такое впечатление, что меня, как рыбу, поймали на крючок, забросили такую наживку, от которой не в силах отказаться.

Как бы там не было, Петр Петрович до сих пор не признается, но в 5.30 утра я был возле подъезда. Сели в «Таврию» и к 6.00 были на месте. Зима в тот год выдалась настоящая: лед стоял уже больше месяца, снег лежал уже довольно долго, температура была около нуля градусов, дул слабый южный ветер, небо было пасмурным, об этом свидетельствовало отсутствие звезд на небосводе. В общем, с прогнозом мой друг не ошибся. Забегая вперед, скажу, что в тот день он вообще ни в чем не ошибся, как и я, что поехал на рыбалку. Заехали мы на край песчаной косы, которая разрезает Балабинский залив на две части. По обе стороны от косы на льду мерцали слабые огоньки рыбаков, которые рыбачили с вечера. Достав из машины снаряжение, окинув взглядом обстановку, и бросив фразу «да ничего не поменялось, ну что, пошли», мы двинулись в путь. Направились мы в сторону выхода протоки, которая протекает под вторым мостом и проходит между озером «Орехово» и «Скаженное», пересекая залив по диагонали в сторону камышей по направлению Левковых ям (территория «Великолужских плавней»). Дойдя до камышей, Петрович попросил подождать его, а сам, пойдя по узкой протоке, скрылся в камышах.

Через минуту, выйдя оттуда, он нес в руках пятилитровую пластиковую баклажку, держа ее за ручку, к которой был привязан кусок миллиметровой лески. В баклажке было три четверти воды, в которой плавал живец, а на дне находился небольшой камень. Рассмотрев ее днем, я поразился простоте конструкции, впрочем, в этот день мне пришлось много чему удивляться. Простая пятилитровая квадратная баклажка с полным разрезом по одной стороне в верхнем месте изгиба, разрез продолжается по линии изгиба и по бокам, но всего лишь до того места, где начинается горлышко. Это позволяет, засовывая руку сверху, отогнув пластиковую верхнюю стенку вовнутрь, беспрепятственно достать живца, а когда руку вытаскиваешь, эта стенка сама возвращается в прежнее положение. По углам и середине разреза, как на боковых, так и на верхней стенке, сделаны отверстия диаметром около 1 см. Это позволяет, скрепив их между собой кусками проволоки, нести баклажку за ручку. Такие же отверстия сделаны и на всех четырех боковых стенках баклажки, но не по всей ее высоте, а только выше половины. Таким образом, это обеспечивает циркуляцию воды в тот момент, когда она находится под водой. Когда же достаешь ее из воды, через верхние отверстия лишняя вода выходит, и остается чуть больше половины, как раз необходимое количество для сохранения живца. Воистину все гениальне просто.

Как и полагается, рыбалка началась с рубки льда. По поводу пробивания лунок получил четкие указания: веревку на краю пешни намотать на руку, чтобы во время работы ее случайно не утопить, диаметр лунки делать 20 см, удары наносить не сверху вниз, а под углом, скалывая лед. И указав места, где надо пробить лунки, Петр Петрович принялся подготавливать жерлицы к работе.

Простота конструкции, как потом оказалась, никак не сказывалась на ее эффективности. Наличие текстолитового основания размером 250 на 250 мм, закрывающего лунку, – дополнительный плюс. Этот материал достаточно плотный и прочный: не примерзает ко льду и не обжигает руки в мороз, как все металлы, гораздо долговечнее любой фанеры, не деформируется со временем, как большинство пластиков. Учитывая свойства текстолита, достаточная толщина основания – 1-1,5 мм. В небольшой мороз лунки не замерзают в течение всей рыбалки, а в сильный снасть сохраняет работоспособность в течение нескольких часов без постороннего вмешательства. От рыболова лишь требуется один-два раза за день прочистить лунки.

К текстолитовому основанию жерлицы двумя саморезами прикручена небольшая заводская катушка. По центру основания просверлено отверстие диаметром 20 мм, через которое пропускается леска, между катушкой и отверстием, чуть ближе к середине находятся две дужки (простые шпильки с резьбой, согнутые в двух местах и закрепленные на пластике двумя гайками с двух сторон), между них укладывается флажок, а сверху делается петля из основной лески, которая удерживает его в стартовом состоянии. При поклевке петля сбрасывается в воду и флажок подымается. При транспортировке такая жерлица не путается. Это достоинство в полной мере оценивается в конце трудового дня, когда за несколько минут собираются два десятка жерлиц, причем так, что хоть завтра снова в бой без каких-либо трудозатрат.

Оснастка на жерлице была следующей: основная леска 0,25, на ней 1,5 г грузик, ниже находился вертлюжок, к которому карабином крепился 30-сантиметровый поводок из мягкой, плетенной нитки диаметром 0,18 мм, с привязанным тройником №10. Места для лунок Петрович выбрал в 10-15 метрах от края кромки камыша, где глубина составляла около 2,5 метра. Во время работы над лунками и подготовке жерлиц он пояснил, что часть некрупной щуки так и остается хозяйничать на береговых бровках вблизи тростника. В таких местах держится некрупная тарань, которая и является объектом охоты для щуки. Свои рассуждения он подтвердил тем, что именно здесь он вчера ловил живца. Устанавливая жерлицы, он опускал груз до дна, потом наматывал сантиметров 40-50 лески на катушку и цеплял живца (плотвичку весом 40-70 г) за спинку, таким образом, чтобы после установки снасти живец находился от дна в 10-15 см.

IMG 66944 Установив шесть жерлиц и кратко объяснив, как их перезаряжать, он обрезал горлышко двухлитровой баклажки, предварительно подобранной им в процессе нашего движения к месту рыбалки, набрал из лунки воду и переместил из канна в нее с десяток рыбешек. Перед тем как уходить, для себя он выбрал другое место в глубине залива, Петрович дал краткие наставления, как вести себя во время срабатывания жерлицы: выдержать паузу около минуты, и дать натяжку лески (усилий, созданных рыбой, почти всегда достаточно, чтобы крючки зацепились); наиболее опасные моменты – это начало вываживания, когда у рыбы еще достаточно сил, и особенно тогда, когда рыба находится у лунки; взяв трофей багром за пасть – дело сделано; в метре сверлить новую лунку и установить жерлицу (достаточно часто в одном месте бывают повторные поклевки).

Прождав пару часов в ожидании поклевки, я уже начал был думать, что не мой сегодня день, но был приятно удевлен, увидев, как на одной из моих жерлиц упруго выстрелил флажок, а катушка с легким повизгиванием сдавала неведомой мне рыбе виток за витком прозрачную леску. После минутного волнения и тревоги из лунки показалась широко разинутая клыкастая пасть мерной щучки. Минут через двадцать на ту же снасть соблазнилась еще одна, потом еще. Остальные жерлицы стояли как завороженные, молчали. Складывалась такая картина, что в центре находилась та самая, ловкая, жерлица, а от нее на расстоянии 7-8 м уходили в разные стороны остальные. Но, тем не менее, поклевки продолжались исключительно на центральную, словно щука не замечала соседних живцов, зато как магнитом притягивалась к одной точке.

В течение следующих двух часов было еще четыре поклевки, две из которых стали результативными. Из этих четырех поклевок, две произошли на ту же центральную жерлицу, а еще две, на рядом стоящие. К часу дня я имел в наличии пять щук весом от одного килограмма до двух, и прекрасное настроение. После 13.00 клев прекратился и в течении двух последующих часов не выстрелила ни одна жерлица. К трем часам подошел Петрович, увидев мое радостное лицо, заметил «Что, видно дома хозяйка сегодня будет с рыбой». Я отчитался о своих успехах, наглядно продемонстрировал размер своего улова, не позабыв отметить, что снасти все в целостности и сохранности, что рыбалка прошла без единого обрыва. На что он ответил: «Новичкам везет». На фразу о новичке я не обиделся.

Во время сбора жерлиц я поинтересовался у старшего товарища, как его успехи. Он сказал, что поймал две щуки и зубастая смогла оборвать две снасти. Я предложил поделить общий улов на двоих, но Петрович улыбнулся и сказал, что не стоит волноваться, его улов по весу потянет не намного меньше чем мой. Закончив работу по сбору жерлиц, мы направились в сторону автомобиля.

По дороге домой я услышал еще много интересного о повадках зимней щуки, и о строительстве района «Пески», благодаря которому образовались эти интересные места на территории «Великолужских плавней». Но главное что грело сердце – это новый взгляд на зимнюю рыбалку!

Сергей ИВАНОВ.

f tw yt25 moymir ok vk Google-plus2

Стрелково-тренировочный центр «Территория Z»

Генеральный дистрибьютор в Запорожье, Шторм

Дистрибьютор в Запорожье двигателей Парсун и лодок Шторм

Книга Спиннинговая рыбалка

Ваше фото