Рыбовод – «в год», рыбоуд – в рот

rib vod Как-то накануне выходных мне позвонил товарищ, с которым мы еще в школьные годы дергали в плавнях окуней, и предложил поехать порыбачить на дальние Веселянские пруды. Знатная выдалась рыбалка!

Мы сидели рядом на невысоком травянистом бережку, и уже до обеда без труда наловили чуть ли не по ведру толстобоких золотистых карасей. Уже собрались сматывать удочки, как за спиной у нас вырос дюжий дядька в картузе с помятым козырьком: «Добрый, вижу у вас улов, станет не только на юшку... А чи знаете, что ставок этот уже фермерский, частный то есть, крепко прикормленный. И рыба в нем вся, считай, что не ваша...». Все понятно. Мы для порядка, конечно, поупирались. В конце-концов мой предусмотрительный товарищ полез в рюкзак и извлек оттуда бутылку водки. «Это за одно ведро», – сказал дядька, поглаживая небритую щеку. Товарищ развел руками, мол, извини, дорогой... Однако сторож был непреклонен. Даже от денег отказался. Так с одним ведром карасей мы вернулись в город. Их, правда, хватило не только на уху...
rib vod 1 Я частенько вспоминал эту историю, когда недавно мы на велосипедах путешествовали по степи. Чаще всего останавливались на берегу прудов. «Где став, там и стан», – шутил мой спутник. Ставки (так на юге называют искусственные водоемы со «стоячей» водой) попадались нам довольно часто. Собственно возле каждого села был вырыт хотя бы небольшой прудик. Обсаженные вербами и обрамленные зелеными лужайками эти водоемы выглядели весьма живописно и уютно. На их тенистых берегах мы и пережидали дневной зной. Естественно, не обходилось без рыбалки. Рыбка попадалась разная. В основном карасики и плотвичка. Чаще всего мы готовили из них юшку. Иногда жарили. Вобщем, прудовая рыбка, приправленная зеленью из близких огородов, нас здорово выручала. Как впрочем, и селян, которые благодаря прудам имели возможность лакомиться рыбной свежатинкой. Мне рассказывали, что многие ставки были устроены в балочках и оврагах еще первыми степными поселенцами. Для них прудик рядом с хуторком был и жизненной необходимостью, и душевной отрадой. Вольный хуторянин был одновременно и рыбоводом, и рыбоудом. И конечно же рыбоедом.
В старину рыба была непременным атрибутом праздничной трапезы. На пирах столы ломились от разных лакомств, среди которых почетное место занимали рыбные блюда. Собственно ради них рыбаки, не надеясь на удачу на реке или в море, на время становились рыбоводами. О первых попытках рыбоводства сообщали еще римские писатели. Так, Плиниус рассказывал о ловкаче Сергиусе, который первый в Риме придумал разводить рыб в прудах. Собственные искусственные водоемы имели многие богатые римляне. Разведение рыб в прудах и бассейнах не только значительно разнообразило их стол, но и давало легкую возможность наслаждаться возле воды тишиной и покоем и часами предаваться рыбной ловле, не выходя за пределы усадьбы. Занятие это владельцы поместий считали приятнейшим видом отдыха и развлечений. В одной из эпиграмм Марциала есть такие строки: «В садке жиреет палтус свой, морской окунь, плывет мурена, зов хозяина слыша, привратник поименно голавлей кличет, барвен-старушек заставляет он выплыть».
Занимались разведением рыб и в других странах. Король восточных готов Теодор Великий регулярно получал к столу прудовых карпов с низовьев Дуная. Большая заслуга в развитии карпового хозяйства принадлежит королю Карлу Великому. В 812 году он повелел: «Каждый управитель на наших земельных угодьях должен содержать рыбные пруды. Там, где они есть, он должен их умножить, если это возможно, а там, где прудов нет, их нужно создавать». Наиболее интенсивно рыбоводством занимались монастыри. Почти каждая монастырская обитель имела хотя бы небольшой прудик, который кормил рыбной живностью послушников. С удочкой на берегу пруда любили посидеть и высшие монастырские чины. Кстати, стерлядью из прудов Загорского монастыря потчевали Дмитрия Донского перед его походом на татар. В Средневековье развитие прудового хозяйства стало настолько увлекательным и всеобщим, что король РудольфІІ на заседании рейхстага повелел, чтобы без разрешения официальных властей закладка прудов была запрещена.
История русского рыбоводства берет начало с древнейших времен. Ос-татки прудовых сооружений археологи находят при раскопках древних поселений на территории Украины и Росии. В период походов киевского князя Игоря в Константинополь русы, как писал византийский летописец Косма Каппадийский, строили пруды лучше греков, «крепче и весьма хорошо для рыбы». В летописях остались и имена первых рыбоводов. Известно, например, что рыбоводу Стрельцову Иван Грозный отрубил три пальца за то, что он вселил в пруд не ту рыбу, которую собирался запустить туда царь. Однако вскоре выяснилось, что прав был Стрельцов. Тогда его и назначили главным рыбоводом. Между прочим, Стрельцов вел записи, в которых отмечал, какую рыбу в какой пруд садить для нереста «дабы приплод отличнейший иметь, новейший и лучший». Первые известные нам сведения о проводимой рыбоводом селекции рыб заключались в том, чтобы, скажем, «телом и здоровьем крепких» рыбин «нужно выращивать в особой сажалке».
rib vod 2 Вообще, и рыбоводы, и рыбоуды придумывали множество способов успешного разведения рыбы и ее добычи, знали немало хитроумных приемов содержания ее в прудах и вылавливания к столу. Известно, например, что качество воды определяли по «фрейзинской бумаге, употребляемой зельщиками». «Буде станет бумага та аки мачок (розовой), жить во сажалке той рыбе негоже». Герой Отечественной войны 1812 года Люцерсольский на Полтавщине при выращивании рыб в прудах вносил «десять составов удобрений», что давало хороший эффект, высевал растения, повышающие продуктивность прудов. Придворный рыбовод царя Алексея Михайловича Гришка Соловей знал, как устранять запахи в воде, где выращивали сомов. Рыбовод Нардов, служивший Петру І, применял аэрацию, приводя в движение установленные в пруду от мельницы лопасти-«мешаки». Этот же мастер создал приспособление для скашивания подводной растительности. Другой придворный рыбовод демонстрировал перед царем «волки» для легкой и полной очистки прудов от коряг. Кстати, при Петре І была создана первая сводка о рыбоводстве на Руси, где указывалось 49 разводимых рыб. Чаще других упоминались форель и карп.
Рыбовод выращивает рыбу впрок (как раньше говорили, «в год»), рыбоуд добывает рыбную живность себе и другим в рот. Однако, как известно, без труда не выловишь рыбку из пруда. Без забот и терпения в этом же пруде ее и не вырастишь...

Владимир СУПРУНЕНКО. 

f tw yt25 moymir ok vk Google-plus2

Стрелково-тренировочный центр «Территория Z»

Генеральный дистрибьютор в Запорожье, Шторм

Дистрибьютор в Запорожье двигателей Парсун и лодок Шторм

Книга Спиннинговая рыбалка

Ваше фото