Причальные деды

Prichal Лодкой я обзавелся недавно. Сразу и оценил ее преимущества. Под мотором, а то и просто на веслах побывал во многих камышовых закутках, где можно было спокойно посидеть с удочкой. Появилась возможность выбираться с ночевкой на дальние плавневые острова, откуда обычно возвращался с богатыми уловами. И, как правило, провожали меня и встречали наши причальные деды.

Так у нас называют причальных сторожей. В основном это пенсионеры. Почти все заядлые рыбаки. Работа у сторожей посменная. Однако нередко они приходят на причал и между сменами. Посидеть, подремать на пирсе с удочкой. Покопаться в моторе. Навести порядок у себя в боксе. Побалагурить с рыбаками, охотниками, коллегами. Наверное, в их возрасте это главное. Я сам нередко, возвратившись с рыбалки, становлюсь невольным свидетелем, а то и участником этих рыбацких сборищ.

– Разве ж это рыба, – хмыкает Иван Танай, кивая на баркасы, в которых рыбаки, вернувшись после ночного лова, выпутывают из сетей карасей, окуней, лещей. – Не улов, а для шарой юшки заправка. Еще лет десять назад...
– Это что ж за юшка такая? – перебиваю я словоохотливого сторожа.
– Пошарил, пошарил в ней и голодный спать лег... Вот когда я бригадирствовал...
У Ивана усталые глаза с зеленоватой грустинкой – отрыбачил он свое, отходил на тяжелом баркасе. Теперь вот сторожует на базе рыбацкой артели, чей стан находится рядом с нашим причалом. Я нередко захожу к старому рыбарю в гости на чаек. Он у него всегда темный, густой, приправленный травами. Когда Иван начинает рассказывать о рыбе и былых уловах, лицо его оживляется и под редкими выгоревшими ресницами прыгают веселые чертики.
– Тут в плавнях по весне такое иногда творилось – камыши все ходуном ходили, вода аж вскипала от рыбы. Веришь, нельзя было воды для питья набрать, чтоб в черпак какая рыбешка не попала...
Что мне оставалось делать – верил! А глядя на молодцеватого рассказчика Ивана, на его лицо, с которого вмиг слетели морщинки, на то, как он азартно «дирижирует», показывая размеры рыбин, я еще и вспомнил мудрецов древности, которые утверждали, что боги не засчитывают в счет жизни время, проведенное на рыбалке.
Впрочем, из уст причальных дедов доводилось слышать и не такое.
– Ехал я посреди моря драбынястым возом, оглянулся перед собой – полный кузов раков. То чудо, братец, а не раки: одного рака-неборака полная торба и клешня висит. Не веришь? Видишь: юшка красная – это тебе не доказательство? Давай крест съем. И тогда не поверишь? Тогда на тебе грош, пойди купи рака, свари, а юшку съешь, рака потом продай и грош мне отдай...
Врать не устать, было б кому слушать. Усмехаются в прокуренные усы старики. Для них рыбацкие потешки, что орешки – сколько ни щелкаешь, все мало. Впрочем, не только забавы ради балагурят наши причальные деды. От них часто можно услышать и дельный совет. Мой сосед по боксу Петр Гальченко, скажем, с закрытыми глазами разберет и соберет любой лодочный мотор. И щук он мастак добывать в плавневых протоках. Когда Петр с ворохом спиннингов вышагивает по пирсу, то кажется, что спешит на работу шустрый рекламный агент. В это время к нему не подступишься. А вот после рыбалки Петр готов часами обсуждать любую проблему. Бригадир сторожей Николай Чекулов едва ли не прописался на причале. Он – душа любой рыбацкой компании. Редкий весельчак и добряк. Разбил огородик возле бокса – обиходил его, цветочками обсадил. Любого рыбоуда всегда приветит, угостит чайком. Любит собак. Их на причале не меньше десятка. Своих сторожевых и приблудных. Всех он обогреет, накормит.
Саша-армянин дока не только в рыбе, но и в грибах. Собирает их тут же на причале. Как и рыбу, готовит по своим рецептам. Его фирменные рыбногрибные блюда отведали все владельцы лодок. Сторожу Михалычу уже далеко за семьдесят. Однако он еще довольно крепок и не по возрасту шустр. Старик с детства на реке – влюблен в нее, не представлял и не представляет без Днепра и плавней свою жизнь. Именно поэтому на судноремзаводе пробригадирствовал почти полвека, именно поэтому «под завязку» сюда на причал и в сторожа пошел. Поближе к воде и рыбе. Михалыч знает немало речных секретов. Однажды он поведал мне о так называемых «ряжах». Что это такое? Давайте послушаем старого причального сторожа.
– Поперек реки на дне встречаются каменистые валы. Мы их тут издавна «ряжами» называем. В отличие от каменистых подводных забор, сконструированных природой, у них искусственное происхождение. Еще до строительства Днепрогэса и образования Каховского водохранилища они представляли собой небольшие плотины, которые сдерживали напор воды у берега, способствуя многоводности и глубине фарватера. Некоторые ряжи на конце загибались в виде буквы «Г». Местные жители называли их «дамками». Еще до войны мы по этим ряжам на остров перебирались. Мать, бывало, пошлет за ежевикой на вареники, так я в кастрюлю одежду сложу и переплыву через фарватер. А там по камням и до острова добегу. Назад уже на лодке. Бычка я там видимо-невидимо переловил. А хочешь и сегодня судака надергать – бросай якорь над этими камнями. Не прошибешь...
Кажется, время не властно над этими дедами, что охраняют покой рыболовных суденышек и большой воды, по которым эти суденышки плавают. Мой родной город Запорожье, на окраине которого расположена причальная база общества охотников и рыболовов, переполнен страстями и суетой, часто непонятных для обитателей этих тихих причальных уголков. Они есть во всех городах и на Днепре, и на Волге, и на Печоре, и по берегам больших озер. Я уже не говорю про морские побережья. Каждый день уходят от причалов рыбацкие лодки. Увозят молодость. Уплывают вместе с мечтой. Остается лишь долгий грустный взгляд сквозь дымное колечко...

Владимир СУПРУНЕНКО.

f tw yt25 moymir ok vk Google-plus2

Стрелково-тренировочный центр «Территория Z»

Генеральный дистрибьютор в Запорожье, Шторм

Дистрибьютор в Запорожье двигателей Парсун и лодок Шторм

Книга Спиннинговая рыбалка

Ваше фото