Рыболовные заметки о Северной Монголии

Mongoliya Из «Союза» (так именовался СССР советскими специалистами в зарубежье) наша семья ехала в далекую и неизвестную Монголию целых шесть суток. Маршрут: Знаменка-Киев-Москва-Дархан-Шарын-Гол. Сначала путешествовали на поездах дальнего следования, а по территории МНР – рабочим ПАЗиком до предстоящего места работы и учебы...

После приезда почти неделю акклиматизировались – сказывалась разница между атмосферой индустриальной Украины и первозданной чистотой сельскохозяйственной Монголии. Дольше всего привыкали к кристально чистому воздуху, никак не могли надышаться (наверное, родного смога и разных примесей в воздухе не хватало?!).

Городом наше поселение можно было назвать с большой натяжкой: в нем проживало от силы 5-7 тысяч монголов и около 1000 советских специалистов-строителей, рабочих, угольщиков, членов их семей плюс, обязательно, военный гарнизон. К ближайшему крупному (по меркам Монголии) городу Дархану – не менее 120 км через холмистую местность и перевалы. Кругом сопки, густо заросшие лесом, в котловинах между ними – утопающие в степных травах равнины (почти 79% территории Монголии – луга и равнины).

Немного отойдя от путешествия и втянувшись в суету повседневности, перезнакомившись со взрослыми и их отпрысками, начинаем изучать природу накоротке. Ватага мальчишек-ровестников с упорством, достойным какого-либо первопроходца, рыщет по окрестным сопкам и перевалам, равнинам, проходит вверх-вниз по течению реки Шарын-Гол (в переводе с монгольского – «желтая река»). Правда, все поиски и переходы совершались внутри некой семикилометровой окружности (за пределы этого круга мы предпочитали ходить с отцами, во-первых, потому что Монголия все-таки чужая страна, а, во-вторых, 7 км по пересеченной местности – это все 15 км по прямой, а много ли 12-14-летним мальчишкам надо?!)

То, что в реках полным-полно рыбы, мы выяснили сразу. Силуэты больших рыбин, мелькающих в воде, пленили воображение многих. Надо отметить, «рыболовный зуд» просыпался не только (и даже не столько!) у детей, но и взрослых. За поведением практически непуганой рыбы наблюдать было необычайно интересно, именно благодаря ярким детским впечатлениям спустя десять лет передо мной не стояло дилеммы «кем стать» – конечно, ихтиологом!

Особенности монгольской рыбалки

Mongoliya 1 Нашей первой добычей стали гольцы, гольяны, чебаки (сибирские язи) и хариусы. Насадка – дождевой червь (затем мы «открыли» в качестве супернасадки ручейника, поденку, кузнечиков).

Снасть не отличалась особым изяществом: вырезанное из орешника удилище, глухая оснастка, поплавок только из винной пробки («магазинных» ни рыба, ни рыболовы не признавали) и крохотный крючок-«заглотыш» №2,5-3.

Рыболовных магазинов в провинции не наблюдалось (подозреваю, что не было их и в Дархане – втором после столицы Улан-Батора городе МНР. Почему, обьясню ниже). Мы надеялись только на рыбацкие запасы, привезенные нашими отцами с Большой Земли. Когда кто-либо уезжал в «Союз» в отпуск, ему всей общиной заказывали столько-то лески, крючков, грузил, блесен и т.д. и т.п.

Сами монголы рыбу не ловят. Сначала мы долго не могли понять, почему, затем нам сами же потомки Чингисхана пояснили: рыба в монгольской мифологии – символ вечности и жизни и ловить ее, значит укорачивать себе жизнь. Отражение этих верований нашло себе место в национальной символике МНР.

Конечно же, у нас, атеистов, чужое мировоззрение охоты порыбачить не отбило. Причем мы твердо знали, что, по славянским убеждениям, «время, проведенное на рыбалке, в срок жизни не засчитывается». Поэтому самозабвенно пропадали все дневное время «на воде», выуживая из перекатов и омутов крутобоких и сильных хариусов, безотказных в клеве гольцов...

Спустя три-четыре года подростки-монголы, выменяв у «русских» крючок и леску, сами приобщались к высокому искусству ужения пресноводной рыбы, правда, тут же улов и выпускали на волю. Кстати, увлечение местного детского населения рыбалкой подпитывало наш бизнес на ниве рыбалки. 1 колюбакинский крючок шел за 5 негашеных монгольских или кубинских марок (сказывалось поголовное тогда увлечение филателией!), или оценивался в 1 металлический монгольский тугрик, из которого получались превосходные брелки. За неимением такого рода монет, на обмен отлично шли китайские юани. Примечательно, что наши политически подкованные родители (события происходили в приснопамятных 1980-х гг.) этих «обменных махинаций» не понимали, ну а мы старались поменьше доносить до их ушей такого рода информацию).

Что нас, славян, особо поражало, так это отношение населения МНР к своим природным ресурсам. Любой взрослый монгол мог подойти к мальчишкам-рыболовам, и если у кого-либо в садке плескался маломерный чебачок или хариус, заставлял выпустить обратно (гольянов и гольцов как малоценную рыбу можно было ловить безбоязненно). Запрет на лов ценных видов рыб (того же хариуса, ленка, тайменя) на монгольских реках длится с начала мая (иногда и в апреле на реках держался ледовый покров) до середины июля.

Мы с отцом практически все выходные посвящали походам на рыбалку. Уходили за перевал, подальше от поселка, в прибрежных зарослях вырезали длинный прут-удилище, на месте снаряжали удочку. Старались передвигаться вверх по течению реки.

Глубина Шарын-Гола в местах ловли не превышала двух метров, ширина – от 10 до 15 м. Любой прошедший в верховьях дождь добавлял речке до полуметра глубины и способствовал ее разливу по всем окрестным лугам. В мутной воде в проводку хорошо ловился чебак весом до 300 г, в омутах, в отбойных струях, за камнями дождевого червя подстерегали хариусы. Последние, кстати, очень осторожничали, если вода была прозрачной.

Каждые 100-200 метров русло реки преграждали разнообразные буреломы и завалы, за которыми образовывались довольно глубокие бочажки. Если мы достаточно бесшумно подбирались к берегу, аккуратно забрасывали снасть, то насадку нередко жадно атаковал ленок. Нам удавалось ловить красавцев по 3-4 килограмма (для меня, мальчишки, это была самая большая и красивая рыба на планете Земля!)

Зимняя рыбалка

Зима в Монголии наступала как-то внезапно. Не было надоедливых дождиков, слякоти, мокрого Нового года. Морозы сразу вымораживали сопки и долины, реки покрывались полутораметровым панцирем. Те рыболовы, которые почитали зимнюю рыбалку, быстро выяснили, что в условиях Северной Монголии обыкновенного «ленинградского» шнекового ледобура мало. Не хватает его длины пробурить лед толщиной 1,5-2 м! Все ледобуры были модернизированы: добавлена третья секция, некоторые умельцы ее сделали складной. «Бур» вырос до 2,5 м и забуривать его в лед приходилось с табуретки, которую специально бригада рыболовов брала с собой.

Чаще всего зимой ловили щуку, тайменя, ленка. Снасть – короткий мощный удильник с основной леской 0,45-0,5 мм, поводком 0,3 мм. Сторожок – из пружины будильника. Мормышку для ловли сильных и яростно сопротивляющихся хищников изготавливали следующим образом. Солдатскую металлическую пуговицу (с зимней шинели) тщательно зачищали изнутри, обрабатывали кислотой, заполняли вогнутую часть будущей мормышки оловом или свинцом, впаивали одинарный или двойной крючок №10-12 (по отечественной классификации). Получалась приманка, напоминающая уральскую «пульку». На крючок «пульки» рыболовы насаживали кусочки свежемороженого хека или наваги и даже... консервированную тюльку, предварительно отмоченную в воде. Каждый любитель зимней ловли готовил 3-4 лунки, на бурение большего количества сил не хватало! Самым главным было – точно определить очертания берегов реки и начать сверлить первую лунку именно на льду, а не на берегу! Ошибки случались часто, потому что снег надежно скрывал от взоров любые ориентиры (прибрежные кусты, повороты и излучины реки). Обидно было спустя 40 минут интенсивного ручного бурения обнаружить на шнеке песок и землю!

Бригада в 5-10 рыболовов быстро находила прошлогодние уловистые места, «забуривалась», рассаживалась возле «своих» лунок. Короток зимний день, однако за шесть-семь часов рыбалки удавалось наловить до 10-15 килограммов рыбы. Чаще всего ловились ленки весом до 5-6 кг, реже – щуки (характерно, что места, где хозяйствует таймень, щука всегда избегает). Если долгое время не брала щука, мы готовились к поклевке тайменя. И он брал... Рвалась леска, ломались крючки, огромные рыбины не проходили в лунку! Удачей считалось, если рыбак преодолевал сопротивление 10-12-килограммового тайменя и извлекал его на свет божий. Часто бывало, что гигантская рыбина просто не проходила в лунку, пробуренную 160-миллиметровым шнеком! Приходилось неудачливцам дома увеличивать «сверлильную» часть ледобура или изготавливать оригинальные буры, «протачивающие» цилиндрический сегмент льда. Лунки в диаметре получались такими, что хоть ведром воду черпай!..

О рыбтуризме

Изучая различные специализированные российские издания, отмечаешь, насколько много сейчас предложений организовать рыбалку на Алтае, Забайкалье и Монголии. Несмотря на то, что эта страна для той же России – дальнее зарубежье, сибиряки оформляют разрешение на турпоездку в Северную Монголию практически за пару дней. Причем довольно много желающих полюбоваться красотами древней страны не слезая с плавсредства – байдарки или плота.

В настоящее время рыбная ловля в Монголии разрешается по специальным разрешениям – «бичикам», стоимость которого для одного человека не превышает $5, причем, по словам моего знакомого-россиянина, на это разрешение можно выловить до 30-50 кг рыбы. К сожалению, большинство украинских туристических фирм пока не могут предложить путевки в страну сопок и рек.

Если вам посчастливится побывать в Северной Монголии, захватите с собой рыболовные снасти, побродите по берегам рек, заросшим «краснокнижной» у нас сон-травой, подышите кристальным воздухом этой аграрной страны, и эти минуты (часы, дни) запомнятся вам навсегда!

Роман НОВИЦКИЙ.

f tw yt25 moymir ok vk Google-plus2

Стрелково-тренировочный центр «Территория Z»

Генеральный дистрибьютор в Запорожье, Шторм

Дистрибьютор в Запорожье двигателей Парсун и лодок Шторм

Книга Спиннинговая рыбалка

Ваше фото