«Я сегодня рыбу ела, в рыбе сердце видела»

Записки рыбака Уха уже была готова, но распорядитель рыбацкой трапезы не торопился разливать ее: по мискам.

– Последняя деталь, – торжественно объявил он и плеснул в казан с юшкой стопку водки, – Это чтоб и ловилось, и елось, и пилось.

Лишь после этого прозвучал традиционный тост за хвосты и чешуйки, и рыбаки дружно принялись за пахучее варево.

Редкая рыбацкая трапеза обходится без церемониального вступления, ритуального действа, заздравного тоста или прибаутки, шутливого словца. «Рыбу легче жарить, чем искать», – авторитетно утверждает Роберт Рождественский в стихотворении «Рыбак». Однако порою кулинарам и рыбоедам приходится поломать голову, решая весьма сложные застольные вопросы, связанные с приготовлением и употреблением рыбных блюд. «Та же щука, да под хреном!» – торжественно объявит повар и присутствующие сразу смекнут, что речь идет не просто о щуке, а о совершенно новом блюде со своим только ему присущим запахом, вкусом, словесным застольным оформлением.

Чудесные вещи связаны с рыбной пищей. Некоторые даже утверждают, что она появилась раньше самой рыбы. И в подтверждение этого приводят такой случай. Когда архангел Гавриил возвестил Пресвятой Деве, что от нее родится Спаситель, она сказала, что готова будет поверить этому, если рыба, одна сторона которой была уже съедена – вновь оживет. В ту же минуту рыба ожила и была пущена в воду. Так появилась на свет однобокая камбала.

Вода – вечное обновление, продолжение жизни, которое невозможно без союза двух. К нему причастны и существа, обитающие в воде. Даже те, которые оказались на столе. «Я сегодня рыбу ела, в рыбе сердце видела. За кого замуж захотела, маменька не выдала», – поется в одной частушке.

Редкая свадебная трапеза в прибрежных днепровских селах обходится без ухи, жареной рыбы. И в дальнейшем рыбная пища в жизни молодоженов играет весьма важную роль. Женщине, например, сон о рыбе может сулить беременность. В одной сказке идет речь о том, как бездетная царица, съев рыбку, рожает ребенка. Ему, правда, поначалу рыбная еда противопоказана. Ведь рыбы – символ немоты. Поэтому детям, пока они не научатся говорить, не дают в пищу ни ухи, ни рыбы в любом виде, иначе они долго будут немы.

Не всякую рыбу можно есть и взрослым. Например, змеевидных рыб – угря и вьюна – относили к гадам, считая их погаными. Этим объяснялся распространенный запрет употреблять этих рыб в пищу. Суеверные люди утверждали, что лишь в крайнем случае можно было покуситься на того же угря, однако с условием, что обойдешь наперед семь городов и если ничего из еды не найдешь, тогда дозволено и угрем закусить. Кстати, рыбаки польского Поморья устраивают угощение угрями 7 октября в день, посвященный Богородице и называемый ими днем «Угревой Божьей Матери». Речную сельдь, чаще всего чехонь, в старину называли бешеной рыбой или бешаницей. Волжские рыбаки верили, что съевший ее, станет безумным. Выловив ее, бросали обратно в воду или бесплатно отдавали мордве и чувашам, к которым бешенство не приставало. Плотву нельзя есть тем, кто болен лихорадкой.

У рыбаков – свои рыбацкие законы, у рыбоедов – свои застольные правила. Запорожские казаки, например, начинали есть рыбу, вынутую из ухи, отдавая голову самой крупной рыбы атаману. В других местностях наоборот хвост играл роль первой закуски. Среди моряков, скажем, считалось, что сельдь, сардину, треску нужно есть с хвоста. Если начнешь с головы, то косяк может уйти от берега.

Владимир СУПРУНЕНКО.

f tw yt25 moymir ok vk Google-plus2

Стрелково-тренировочный центр «Территория Z»

Генеральный дистрибьютор в Запорожье, Шторм

Дистрибьютор в Запорожье двигателей Парсун и лодок Шторм

Книга Спиннинговая рыбалка

Ваше фото